На сцене Чувашского госуниверситета имени И.Н. Ульянова – опера «Алеко»

Суббота, 06.06.15

Зрители, пришедшие в зал ДК ЧГУ 28 мая, конечно же, ощутили ту особую атмосферу волнения и ожидания,  которая существует только в театре и только за мгновения до начала спектакля. Погас свет, все стихло…

Все самое важное требует тишины. Наверное, из тишины, сконцентрировавшей пространство, а не из взрыва, появилась Вселенная. Из мгновенья тишины возникает любовь. Из тишины дирижерского ауфтакта рождается музыка. Дирижеру Наталье Яклашкиной подчинились два самых важных мгновенья тишины – ауфтакт к опере и тишина после завершения, которую зрители так не хотели разрушать своими аплодисментами.

Тишина. Ауфтакт. Первый аккорд… Все, кроме музыки и сцены, перестало существовать. Жизнь и судьбы героев оперы С. Рахманинова «Алеко» властно захватили внимание зрителей, не отпуская его даже после того, как последние звуки растаяли в темной глубине сцены…

Существует поверье, что у любящих родителей рождаются красивые дети. Постановка оперы «Алеко» именно такая. Она красива. Потому что рождалась в любви – к творению двух гениев русской культуры – Пушкина и Рахманинова, к своей профессии, любви к своему делу тех, без кого она бы не состоялась – режиссера Максима Иванова, дирижера Натальи Яклашкиной и концертмейстера Марины Саприко. Эта триада – «режиссер – дирижер – концертмейстер» – так точно и профессионально безупречно решила каждую из творческих задач, что просто невозможно было не вспомнить ту оценку, которую Петр Ильич Чайковский поставил экзаменационной работе молодого Сергея Рахманинова за оперу «Алеко» – «пять с тремя плюсами» и, добавим, с тремя восклицательными знаками!!!

Находясь в профессии, понимая ее изнутри, часто невольно слушаешь исполняемые произведения, словно видя перед глазами нотный текст. Отмечаешь мысленно и успешные места, и досадные промахи, и неточности. Понимаешь, что неудачи эти иногда ничем не объяснимы: ну просто пошло все не так, как было на репетициях. Ведь сцена – она всегда непредсказуема, для любого, не взирая на количество репетиций и опыт. Поэтому до спектакля и было уже определенное ожидание – увидеть студенческую работу, более или менее удачную, но в целом – студенческую, во всех смыслах этого слова. Но какой оказалась реальность! Опера покорила с первых звуков. И уже не важно, как это получается, и нет никакого желания в это вникать, потому что сопереживаешь всему, что происходит на сцене…

А сколько и каких обсуждений было на факультете уже после! Педагоги взахлеб говорили о разном понимании идеи поэмы и оперы, о режиссерской концепции, о Пушкине и Рахманинове, о жизни, судьбах, судьбе… А ведь они – весьма искушенные музыканты, которых трудно удивить. Означает это лишь одно – зрители стали свидетелями того, как на сцене «…волшебной силой песнопенья … оживляются виденья то светлых, то печальных дней». Означает это, что музы «посетили наш приют».

Как же создавалось это чудо и правда искусства? Послушаем каждого из триады «режиссер – дирижер – концертмейстер».

Режиссер-постановщик Максим Иванов – выпускник ГИТИСа. Надо сказать, что Максим уже заявил о себе в Чебоксарах как режиссер. Его первой работой здесь и несомненной удачей стал концерт, посвященный 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов на этой же сцене – сцене ДК ЧГУ. Все, кто побывал на том концерте, до сих пор помнят необыкновенное воздействие постановки на слушателей, глубину смысловых и эмоциональных акцентов, усиливших значимость этого общественно важного события. И вот – вторая постановка в Чебоксарах.

Из беседы с Максимом Ивановым:

 «Алеко» – моя дипломная работа. Я завершаю 5 курс ГИТИСа в мастерской режиссера Юрия Константиновича Лаптева, который работает в Мариинском театре и преподает в Московской консерватории им. П.И. Чайковского. В свое время я как тенор закончил обучение по классу вокала у заведующего кафедрой вокального искусства, профессора С.А. Кондратьева. Поэтому, когда возник вопрос, где ставить оперу, сомнений не было. Конечно, надо обращаться к педагогу, которого люблю и уважаю… Еще на втором курсе ГИТИСа я сделал экспликацию «Алеко». Сцена тогда представляла собой большую кибитку, сквозь которую дорога – символ кочевой жизни – уходила в небо. Сейчас, с учетом предлагаемых обстоятельств, сценическое пространство я решил по-другому. Движение передается при помощи разноцветных полотен вдоль сцены, которые обозначают небо и землю. Небо – символ воли – это жизнь цыган. Земля символизирует моральные и нравственные представления того общества, из которого в их жизнь пришел Алеко. Молодого цыгана и Земфиру поместил на сцене в пространстве, обозначающем небо. А Алеко оставил в пространстве земли. И когда ослепленный ревностью Алеко убивает Земфиру, то перешагивает черту, отделяющую его от края земли – пропасти.

Я видел одну задачу и одну проблему перед собой – проблему взаимоотношений между людьми в обществе, в социуме. Ведь Алеко в действительности страдает не из-за любви, а из-за своего эгоизма – он пытался навязать свои взгляды тому обществу, чьих представлений о жизни он не понял. А вот Старый цыган, переживший трагедию, которая ожидает Алеко, не стал мстить неверной Мариуле. Он отдал всю силу своей любви дочери Земфире. Поэтому мне очень хотелось, чтобы зрители этой постановки поняли, что мы обижаем или даже решаем иногда судьбы других людей, исходя из своих, часто эгоистических представлений. Я хотел бы, чтобы мы учились больше думать о других, а не о себе».

Дирижер Наталья Яклашкина – магистрант 1 курса факультета искусств, закончила Нижегородскую государственную консерваторию им. М.И. Глинки по специальности «Дирижирование», лауреат всероссийских конкурсов.

Из беседы с Натальей Яклашкиной:

 «На факультете искусств «Алеко» стал первой оперной постановкой, в которой была почти полностью воспроизведена реальность оперного спектакля, начиная с приглашения профессионального режиссера и заканчивая работой профессионалов – осветителя, звукорежиссера, балетмейстера, гримеров и постижеров. Не было только возможности, в виду специфики, разместить симфонический оркестр. На младших курсах студенты факультета уже попробовали свои силы в опере С. Гулак-Артемовского «Запорожец за Дунаем», а также в сценах из оперы П. Чайковского «Евгений Онегин». Однако участие в полноценном оперном спектакле – это совсем иные задачи, поэтому постановка «Алеко» – большая удача для выпускников факультета искусств, получающих квалификацию «оперный певец».

Как и у Максима, это моя первая оперная постановка. Были симфонические произведения, оперные сцены в годы учебы в консерватории, но такой опыт – полной работы с оперой – впервые.

Рахманинов для меня – в числе самых любимых композиторов! Все в его музыке будоражит, каждая струна души отзывается на его музыку! Конечно, работая над оперой, и прочитываешь заново поэму, и обращаешься к собственному и чужому жизненному опыту. Дирижер ведь должен быть очень внимательным, наблюдательным человеком. Кроме того, на трактовку, на расстановку акцентов сильнейшим образом влияет неповторимость тембра голоса каждого солиста. А состояние певцов – физическое, эмоциональное – оно всегда разное! Все это вместе приводит к невозможности так же повторить этот спектакль. Он каждый раз будет другим – с каким все же хрупким материалом мы имеем дело!

На первых порах, когда партитура только разбиралась, мы работали вместе с Морисом Николаевичем (я занимаюсь в классе оперно-симфонического дирижирования у народного артиста РФ, профессора М.Н. Яклашкина). А потом он перестал вмешиваться и помогал только тогда, когда нужна была помощь. Контролировал, но не мешал. Не было никакого натаскивания, что, к большому сожалению, так распространено среди педагогов в классе дирижирования. Кстати, к самостоятельности меня приучил еще в консерватории педагог А.А. Лебединский».

Концертмейстер Марина Саприко – заведующая кафедрой музыкально-теоретических дисциплин и фортепиано, доцент, заслуженный работник культуры ЧР. «В руках» Марины Станиславовны на сегодня – около десяти оперных клавиров, то есть опер, сыгранных на рояле целиком – от первого до последнего звука. И это, конечно, колоссальный опыт. В «Алеко» рояль жил, звучал всеми голосами и красками оркестра, страдал вместе с Алеко, пылал страстью вместе с Молодым цыганом, любил вольно и своенравно, как Земфира, ужасался свершившейся трагедии, бесконечно тосковал в одиночестве изгнанного Алеко…

Из беседы с Мариной Саприко:

 «В классе над моим роялем висит портрет Сергея Васильевича – этим все сказано. Бесконечно восхищаюсь гениальностью Рахманинова, глубиной его музыки! Она очень близка мне! Каждый номер оперы – шедевр! Во всем клавире нет ни одного проходящего мотива, несмотря на то, что музыка была написана им в 19 лет. Все глубоко, взаимосвязано, осмыслено, переплетено в системе лейтмотивов, в развитии от первого до последнего аккорда. Сила этой музыки такова, что играть ее, сберегая эмоции, невозможно даже на репетициях, а ведь эмоции тоже не бесконечны, и надо бы их придержать. Не могу играть механически эту музыку!»

Стремление к взаимопониманию, уважение к труду своего коллеги и удивительная личная скромность – вот общие качества, которые, как стало ясно из этих бесед, присущи всем им.

 Из беседы с Максимом Ивановым:

 «Мы работали в настоящем тандеме – без конфликтов, с полным взаимопониманием. Отмечу такое качество Натальи Морисовны, как скромность. Она не позволяла себе что-либо диктовать режиссеру. Хотя именно она держала в своих руках темп, который определял развитие всего спектакля, каждую фразу, каждую паузу.

В работе с дирижером выделю главное – она мне помогала. Помогала тем, что, когда я ставил музыкальную задачу студентам, а они считали ее невыполнимой, Наталья Морисовна как дирижер добивалась выполнения этих задач. Хочу отметить это профессиональное качество – умение тактично, не повышая голоса добиться исполнения творческого замысла.

У меня были по-настоящему комфортные условия для творчества – полная творческая свобода, профессиональный союз с дирижером и концертмейстером, прекрасный актерский состав – все это создало тот спектакль, который был показан на сцене ЧГУ».

Из беседы с Натальей Яклашкиной:

«Чтобы дело получилось, нужна команда. Взаимопонимание между нами троими возникло, сложилось, как пазл, ничего не надо было преодолевать. Все – с полуслова, никаких конфликтов, двусмысленности, трений. Настолько все было согласовано. Удивительно! Споров не было – а истина родилась. Я присматривалась к замыслу Максима, как он ведет сцену, и шла в музыке от этого. Взаимопонимание «концертмейстер – дирижер – режиссер» со всеми внутренними взаимосвязями этого комплекса было исключительным. Работа шла как по маслу.

Максима так учили, и он прекрасно усвоил одну из важнейших заповедей режиссера – быть скромным. Кроме того, он умеет быть благодарным, общаться, разговаривать, находить контакт с каждым участником постановки. Его интеллигентность и внутренняя культура, без сомнения, влияла на всех участников этой постановки.

Марина Станиславовна – невероятный профессионал. Был такой момент во время спектакля. Надрыв, нервы натянуты до предела – так, что звенят. Темп все время увеличивается. И я думаю про себя: «Марина, ну выдержи! Еще немного! Надо. Именно в этом темпе!» Все смогла. У нее отличная реакция, контактность. Каждую ремарку дирижера фиксирует и точно выполняет. Если в партитуре – труба, у нее звучит именно труба, если арфа, то это – именно арфа. В работе с ней было невероятное удобство и наслаждение».

Из беседы с Мариной Саприко:

«Играть с Натальей Морисовной было удобно, было полное взаимодействие с дирижером. Тем более, уже имелся опыт совместной работы над «Симфоническими танцами» Рахманинова. Моя задача – транслировать ее жест, переводить в звуки дирижерскую концепцию».

Успех, подобный этому, создается трудом и огромными усилиями многих людей, о которых так называемый «рядовой слушатель», как правило, не задумывается. И это – не только режиссер, дирижер, концертмейстер, это – балетмейстер, звукорежиссеры, осветители, гримеры, постижеры и, конечно же, педагог вокалиста по специальности. Знаменательно, что все солисты, кроме Юлии Маркитановой (Земфира) – выпускники (нынешние и прошлых лет) заведующего кафедрой вокального искусства, заслуженного деятеля искусств РФ, профессора С.А. Кондратьева, который за годы педагогической работы подготовил свыше 160 вокалистов.

Человеческий голос – инструмент уникальный, хрупкий, ранимый и непредсказуемый … как человек. Он может сверкать, как бриллиант, а может вдруг стать тусклым и пыльным, как немытое стекло. С ним трудно иметь дело … даже его обладателю. Поэтому так непроста была работа с солистами, не имеющими пока сценического оперного опыта.

Из беседы с Максимом Ивановым:

«Выпускники, конечно же, делают только первые шаги в сценическом искусстве. Они должны были научиться одновременно действовать в трех сферах – вокальной, музыкальной и актерской. Своей главной задачей в этом контексте я считал точность их проживания, взаимопонимание и умение чувствовать партнера на сцене. От репетиции к репетиции изменялось их отношение к сцене и к требованиям режиссера. Они вырастали на глазах.

Постепенно я усложнял задачи, чтобы каждый смог работать в пространстве сцены в соответствии со своей органикой, и не ошибся. Были моменты, когда я принимал их актерские предложения. В конце работы они уже совершенно органично действовали на сцене. Ребята полностью выполнили все, что я от них ожидал.

В очередной раз приятно удивил Константин Москалев – солист Чувашского государственного театра оперы и балета – всегда собранный, исполнительный, точный, на сцене он полностью проживает жизнь своего героя, и даже на репетициях Константин по-актерски выкладывался полностью. Это великолепный профессионал! Думаю, партия Алеко будет открытием для его поклонников. Юлия Маркитанова – солистка Академической симфонической капеллы. Безусловно, опыт солистки Омского театра оперы и балета ей помог. Она с лету фиксирует все ремарки режиссера и точно их воплощает в актерской игре. Очень порадовал их тандем с Константином  Москалевым. Земфира у Юлии Маркитановой – и лирична, и нежна, и трепетна, а с другой стороны – Земфира резка, потому что она вольна и свободна от любого давления. Земфира второго состава – магистрант 1 курса Алина Тихонова получила очень важный опыт как начинающая солистка, потому что сама участвовала в репетициях. Дарье Михайловой (Старая цыганка) досталась роль, состоящая буквально из нескольких фраз, и не позволяющая показать достоинства ее голоса. Но она точно выполнила все актерские задачи на сцене, и кроме того, сделала прекрасный грим и себе, и другим студентам – участникам постановки. Это тоже опыт, необходимый оперному певцу.

Отдельно хочу отметить работу студентов 4 курса – участников танцевальных сцен (постановка балетмейстера Чувашского государственного театра оперы и балета, народного артиста ЧР Юрия Свинцова). Их стремление развиваться и предельная заинтересованность в работе – отличные качества. Они показали себя отзывчивыми, пластичными актерами, максимально ответственными. Их танцы были яркими и красочными».

Из беседы с Натальей Яклашкиной:

 «Что касается профессионалов, Константина Москалева (Алеко), Юлии Маркитановой (Земфира), работать с ними было комфортно, потому что опыт – великая вещь. А за ребят, студентов очень переживаешь, волнуешься.

Первый выход на сцену – это неизбежно некая потеря «координации» из-за обрушившихся на вокалиста новых задач, непривычных условий. Работая с концертмейстером, который требовал по максимуму быть внимательным к авторскому тексту, у них были ожидания, что с дирижером будет легче, ведь вроде все уже выучено… А дирижер пытает и терзает еще больше, и с этим тоже нужно учиться справляться. Для солиста это не просто, но это – основа будущего профессионализма. Исходили из одного – так написал Рахманинов, так будем петь, так будем играть.

В результате – спектакль удался, ребята собрались и выложились. Очень ценно, что молодые солисты сумели все, сделанное на репетициях, донести до сцены. Надеюсь, каждый понял, что в командной работе нельзя находиться в позиции «сам себе – режиссер, сам себе – дирижер». По-настоящему профессионал вырастает только в коллективе, потому что оперный певец – это не певец камерный, он общается со зрителем не один на один.

Андрей Макаров (Молодой цыган) – очень музыкальный, отзывчивый, гибкий. Замечательно показал себя в сцене с Земфирой. У Дмитрия Третьякова (Старый цыган) – прекрасная актерская работа и полное перевоплощение. На сцене его герой был настоящим стариком».

Председатель Государственной экзаменационной комиссии кандидат искусствоведения, доцент С.В. Ильина отметила: «Порадовали выпускники факультета, те, ради которых и была осуществлена постановка оперы, – Дарья Михайлова, Андрей Макаров и Дмитрий Третьяков. Они продемонстрировали тот уровень профессионального мастерства, который позволил государственной комиссии присвоить им квалификацию «оперный певец» с оценкой «отлично». Думаю, в будущем эти ребята станут достойными солистами оперной сцены. Не могу не отметить работу всех, кто создавал этот спектакль, всей команды во главе с замечательным музыкантом  Морисом Яклашкиным».

По окончании спектакля  декан  факультета, профессор М.Н. Яклашкин не скрывал своей радости и гордости. Факультету действительно есть, чем гордиться. Работа, вынесенная на сцену ДК ЧГУ, стала огромным событием и настоящим праздником, который удался!

Кроме того, «Алеко» – еще и достижение ЧГУ. Как единодушно отмечают и педагоги факультета искусств, и его декан, профессор М.Н. Яклашкин, в течение последних десяти лет слушательская культура в целом в ЧГУ ощутимо выросла. Слушатели изменились: стали лучше понимать музыкальное искусство, разбираться в нем и интересоваться им. Поэтому постановка оперы «Алеко» вызвала самый живой интерес и у профессорско-преподавательского состава университета, и у студентов, что очень радует. Несомненно, это огромная заслуга и результат широкой культурной и просветительской деятельности факультета: многочисленные культурные проекты (как республиканского, так и общероссийского масштаба), тематические концерты, открытые экзаменационные выступления и взаимодействие совместных межфакультетских мероприятий.

Факультет искусств по праву занимает сейчас место одного из ведущих центров музыкальной культуры современной Чувашии, создавая, таким образом, формирующую культурно-просветительскую университетскую среду.  На протяжении всей истории  существования факультет искусств получал неизменную поддержку ректората ЧГУ. Декан факультета профессор М.Н. Яклашкин благодарен ректору А.Ю. Александрову, который продолжает эту традицию.

Хочется еще раз поздравить всех участников и зрителей этой постановки с заслуженным успехом! И пожелать факультету новых постановок, новых проектов!

Т. Дзюба,
кандидат педагогических наук, доцент.

ruschuvashengfr 
 

banner1_1 banner1 banner2_2 banner2_2 banner3 banner3 banner4 eo ek pfo_copy banner11_3 banner7 fz1 banner10
liniab
Адрес университета: 428015, Россия, Чувашская Республика, город Чебоксары, Московский проспект, д. 15. Телефон: (8352) 58-30-36, 45-23-39 доп.37-50. linia